"Неделя мужества": Командировка с меткой – «Чечня»

20 февраля 2015 - Администратор

Здесь мало что похоже на привычную Россию. О семейном дебоширстве, пьянстве – всех тех проблемах, которые составляют львиную долю социальных болезней нашего общества, в Чечне – почти не знают. «Думаю, что этого там просто нет, - убежден Геннадий Попов. - Число обращений, которое поступает в наш отдел за сутки, там приходится на целый год. Но и характер тех обращений, как вы понимаете, совсем иной. Терроризм, убийства, проблемы исчезновений, применение вооружения против гражданского населения, внесудебные казни… Дети, женщины или старики – боевики не выбирают, кого им убивать. «Мы еще здесь, не расслабляйтесь», - кажется, именно это они хотят нам сказать, совершая очередной теракт».

Воспоминания о Чечне участкового уполномоченного Геннадия Александровича Попова, который сегодня несет службу в Отделе МВД России по г. Лесосибирску, связаны со 180 днями командировки 2007-2008 годов, которые он провел в небольшой республике Северного Кавказа. Определение «небольшая» - кажется совсем неуместным в описаниях этой географической точки на карте России, слишком много тяжелых фактов вписала она в историю нашей страны, и слишком много следов оставила в судьбах людей. Сегодня они не любят об этом вспоминать. Рассказывая сухо, без лишних красок о пережитом опыте.

Геннадия в порядке ротации командировали в Чеченскую Республику в период «тлеющего конфликта» или «неостывшего времени» - до сих пор предпринимаются попытки дать адекватное определение тому, что происходило тогда на территории республики. Ее восстановление, как минимум, сопровождалось открытыми боестолкновениями и о полной нормализации обстановки говорить было преждевременно.

Этот вопрос о терминах на самом деле не праздный хотя бы потому, что он связан с поиском языка для описания событий, еще не ставших историей. Но лесосибирский полицейский был убежден, что острая стадия конфликта была позади. Только однажды он понял - видимое восстановление мирной жизни было лишь кажущимся:

- Затишье бывает опаснее любой бури – это я понял как нельзя лучше. Пережитый мною опыт изменил меня. Я стал более осторожным с людьми, стал обращать внимание на те вещи, которые раньше казались мне незначительными. Стал понимать, что угроза может идти отовсюду. Все это – осадок, который остался у меня после поездки в Чечню.

В условиях послевоенного напряжения, отряд, в который попал Геннадий базировался во временном отделе внутренних дел Итум-Калинского района. Основной его задачей было обеспечение общественного порядка, обезвреживание незаконных вооруженных формирований, разыскивание и задержание боевиков, уничтожение схронов с оружием и боеприпасами.

- Время в целом было мирное, - вспоминает Геннадий Попов. – Войны не велось, но периодически вводился режим контртеррористической операции. Не частыми были боевые выезды. Раньше они назывались зачистками, но для тех лет, это слишком громкое определение, скорее такие операции можно было назвать проверками паспортного режима. Их цель – выявление незаконных бандформирований и лиц оказывающих им содействие. Все это осуществлялось довольно гуманно. Цивилизованно, совместно с местными сотрудниками милиции.

В душах жителей республики война оставила немало разрушений. Со времени первой войны выросло целое поколение, которое учили только воевать. Диверсионная война продолжалась, пусть и со спавшим напряжением. Но мир и спокойствие, с трудом сквозь страх и неуверенность, возвращавшиеся в эти места, периодически отступали перед пулеметными очередями и взрывами фугасов.

Перед Днем знаний, к 1 сентября Геннадия в числе четырех сотрудников милиции отправили в высокогорное селение Гукой. Здесь не было связи, и дорожное сообщение с остальным миром было труднодоступным.

- Мы полагали, что все будет спокойно, но оказалось совсем иначе.

Общественный порядок в этом населенном пункте нами осуществлялся вместе с сотрудниками чеченской милиции, которые в один из дней первых чисел сентября просто исчезли. И как оказалось, неспроста. Позже мы узнали, что глава селения, платил дань боевикам. Но задолжал им. Ночь, когда все произошло – была назначена сроком для возврата долгов. Они пришли взять свое – но главы, естественно, не оказалось дома.

Боевики знали, что нас расположили в помещении школы. Их было около 30. Они разделились на две группы, одна из которых должна была ликвидировать нас. Обстрел здания школы из автоматов, пулеметов и гранатометов шел не прекращаясь. В это время вторая группа, убив охранника главы, сжигала его дом. Огнем были охвачены и другие здания.

Когда обстрел школы прекратился, мы выдвинулись к месту горящего дома главы. К этому времени там уже сконцентрировалось много людей, в том числе и чеченские милиционеры. Видимо, наше появление стало полной картиной для того, чтобы дистанционно привести в действие взрывное устройство. Фугас был заложен в рядом стоящий дизель-генератор. Раздался взрыв. Ожоги и ранения получили тогда многие. Меня зацепило осколком, ранив в ногу.

Вот так командировка оставила мне на память парочку шрамов. Но думаю, мне повезло. Все могло быть и хуже.

Сегодня в Итум-Кале, где проходил службу Геннадий Александрович, есть электричество и связь, развивается социальная инфраструктура. И этот эпизод из жизни лесосибирского полицейского – лишь несколько страниц той длинной и не простой истории, в которой наши ребята за мирную жизнь в Чечне платят очень дорогой ценой.

Из Лесосибирска стражи правопорядка командируются в республику уже более десяти лет. Они участвовали как в первой, так и во второй чеченской кампаниях, делая все возможное для установления на чеченской земле закона и порядка.

 

Ксения Заостровцева,

корреспондент газеты «Заря Енисея»

 


Источник:Пресс-служба Отдела МВД России по г. Лесосибирску

Рейтинг: 0 Голосов: 0 637 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!