Две матрицы успеха

16 августа 2014 - Администратор
article1984.jpg

Индивидуальный предприниматель Валерий Демидов

Вряд ли найдется лесосибирец, который не пробовал продукцию фирмы «Импульс» – вкусный хлеб, булочки, печенье,торты, пироги. Почти двадцать лет назад основал это предприятие Валерий Демидов, и, верный пословице «Быстрее дойдет тот, кто идет в правильном направлении», он по-прежнему успешно развивает свой бизнес. Сегодня Валерий Демидов – предприниматель, человек и личность – в интервью на странице нашей газеты.

Валерий Викторович Демидов, индивидуальный предприниматель. Место рождения – станция Башняково Канского района. Школу окончил в Канске. В 1982 году поступил в Красноярский филиал Ленинградского института торговли. Через год был призван в армию, три года служил на Тихоокеанском флоте – на острове Русский и на базе Камрань. В 1988 году окончил институт. По распределению попал в Канск, был заместителем директора комбината общественного питания по торговле. В 1989 году приехал в Лесосибирск, начинал стажером зам. директора магазина «Бирюса», в 1991 году в возрасте 26 лет стал директором магазина. В 1995 году открыл фирму «Импульс».

– Валерий Викторович, кем Вы хотели стать в детстве? Наверняка, ваши планы не были связаны с бизнесом. Не жалеете о том, что детская мечта не сбылась?

– Детство у меня было другое, чем у поколения моих сыновей. Все было наполнено идеологией и детским максимализмом в хорошем смысле слова. Я хотел стать офицером, много читал «о подвигах, о доблестях, о славе». Но сестра отца, которая работала в системе торговли, посоветовала мне поступить в филиал торгового института в Красноярске, который тогда только открылся. Я всегда учился хорошо, несмотря на то, что последние классы оканчивал в Канске, в школе-интернате, где половина публики была «мама-не горюй», и я жил то на одной, то на другой квартире. Получению золотой медали помешала единственная «четверка» в аттестате, а серебряные тогда не давали. В институт поступил легко. После службы в армии у меня погиб отец, надеяться было не на кого – работал, обеспечивал себя сам. Подрабатывал грузчиком в магазине и ночным сторожем в ресторане. Хотелось жить – в институте обучались дети небедных людей, и когда я приехал туда поступать, мне стало «зябко» от своих «нарядов». Я окончил факультет товароведения и организации торговли продовольственными товарами, чем занимаюсь по сей день. Сейчас это называется «менеджмент». А тогда называлось понятно, по-русски.

Я не сожалею, что не стал офицером. В 90-е годы у военных была тяжелая судьба. Жизнь ломает сильных людей, и не факт, что я не стал бы тем, кем я стал. Хотя судьба на поприще бизнеса в лихие 90-е у многих была непростая.

– Ваш бизнес – это сеть магазинов «Импульс», производство продуктов питания. Как Вы стали предпринимателем? Каким был путь?

– Работая директором «Бирюсы», я понимал, что перспектив развития нет, старую систему рано или поздно ждет крах. Фирму «Импульс» основал с соучредителем, у нас на двоих было 4 ларька, и мы своими силами почистили подвал в пятиэтажке, где сделали склад и офис. Купили ГАЗик, на котором ездили в Красноярск за товаром и развозили его. Через три месяца мы с напарником «разбежались», и наш бизнес стал семейным. В первый год я работал без выходных. В воскресенье отпускал водителя, а сам на своей «99-й» развозил товары по ларькам. Места в них было мало, поэтому требовалось каждый день завозить продукты. Один ларек у меня был на Белинского, и, когда я подъезжал и сам выгружал ящики, многие хихикали надо мной, недоумевая, почему я ушел с такого «теплого» места, где у меня был кабинет и собственный водитель.

– Когда пришла идея не только перепродавать, но и производить?

– С самого начала я понял, что будущее за производством. Первый цех открыл в своем же помещении магазина. Из 200 квадратных метров 150 отвел на хлебопекарню. Купил старое, никем не востребованное оборудование. Денег катастрофически не хватало, а кредиты под 200 с лишним процентов брать не привык, с самого начала ориентируясь только на собственные оборотные средства. На следующий год открыл кондитерский цех – тоже на базе магазина. Потом в подвальном помещении того же магазина – макаронный цех. Мне повезло, что в 2001 году я купил здание, в котором сейчас находится офис и все наше производство. Тогда оно было без окон и дверей, без коммуникаций. Крыша текла, в помещении стояла вода сантиметров в 40. Я помню, приехал сначала в ботинках, вернулся домой и надел резиновые сапоги. Весной мы его купили, а к осени я уже перевез туда цеха, склады, автограж, офис.

Очень удобно, когда все расположено в одном месте. Я приезжаю на работу в 8:30, прохожу по цехам. В 9:00 провожу планерку с техперсоналом. Я здесь в одной роли – директор и главный инженер. У нас свой холодильщик, свой сантехник, два электромеханика, своя бригада плотников и свой автогараж. Мы практически не пользуемся услугами сторонних организаций.

Изначально мы сделали цеха с высоким санитарным режимом, где присутствует весь набор: канализация, горячая, холодная вода. В 2010 году поменяли полностью все печи в кондитерском цехе, в 2012 – печи в хлебопекарне на современное оборудование отечественного производства. Это очень разгрузило людей, пекарю достаточно подойти, нажать на кнопку – и голова ни о чем не болит. Печь сама меняет режим температур, сама дает пар. Достигли такого качества, что человеческий фактор сведен к минимуму.

– Как Вы думаете, производить продукты питания – это сложней, чем что-либо другое?

– Конечно, процесс более сложный, потому что хлеб, булочные изделия – это живой организм. Если ты, к примеру, выпускаешь пластмассовые тарелочки, на качество ничто не повлияет, кроме соблюдения технологии. А здесь, кроме технологического процесса, есть много факторов, которые могут испортить продукт. Температура окружающей среды, влажность, сезонность – все это учитывается. Сквозняком продуло хлеб – и он опустился. В жару, в мороз технологии перестраиваются. Самые трудные месяцы – июль, когда температура +35 градусов и январь, когда – 40.

И, несомненно, производство хлеба требует душевного подхода. Я всегда делал ставку на руководящий персонал, у нас заведующие в цехах конкретно занимаются технологиями, а не бумажной работой. Бумажки им пишут помощники, а технологи сами встают к станку и показывают своим примером, как нужно правильно делать дрожжевую закваску, выпекать изделия. Технологи – это главная сила, и я опираюсь на свои высокопрофессиональные кадры, которые руководят именно производством.

– Какой главный принцип в производстве продуктов питания?

– Производить только то, что сам ем с удовольствием. В нашей семье популярна собственная продукция. Лет 10 не покупаем печенье, лично я люблю хлеб второго сорта. Нравится багет ржаной – кушаем с удовольствием. Из сладостей – пирог «Лакомка».

– Какими методами работы с коллективом Вы руководствуетесь?

– Основной принцип работы с аппаратом управления – доверие. У меня нет тотальной слежки, отслеживания мелочных расходов. Даю право на ошибку, потому что любой творческий человек, который что-то изобретает, может ошибиться. Если человека взять жестко в «шоры», он потеряет инициативу. Считаю, что нормальным людям надо доверять. Бывают, конечно, исключения. Но коллектив само­очищается от таких. Когда я начал работать, сразу сказал, что сплетен и склок здесь не будет. Мы обсуждаем только производственные темы, а личные – не на работе. Это возымело действие.

Когда я начинал бизнес, в коллективе было 15 человек, сейчас 270. С гордостью скажу, что у нас работают профессионалы. Несколько лет назад ушла на пенсию старая гвардия кондитеров, передали опыт молодым. Преемственность поколений существует.

– На протяжении многих лет Вы поддерживаете развитие самбо в нашем городе. Расскажите, как это начиналось. Какие успехи, достижения у самбистов?

– В 1998 году я отвел старшего сына Влада в секцию каратэ. Через полгода понял, что динамики не наблюдается, отдал его на дзюдо к тренеру Владимиру Федоровичу Галкину. Однажды он подошел ко мне и предложил: «Давайте будем развивать самбо в нашем городе». Мне всегда нравилось самбо, потому что это более практичный и жесткий вид спорта, самозащита без оружия. Кроме этого, есть еще один вариант – боевое самбо, наиболее жесткий вид из всех единоборств, где разрешены удары локтями, коленями, головой. Где-то с 2000 года мы с Галкиным взяли курс на развитие самбо. Было нелегко в силу того, что Лесосибирск – город дзюдоистов, и у нас есть Олег Мальцев. Выкручивались как могли, я вкладывал средства, Галкин тоже искал спонсоров. Нужно было выезжать и соревноваться со спортсменами других территорий, потому что в борьбе без этого нет развития. В 2011 году мы открыли Федерацию самбо в городе, чтобы как-то обозначить себя. В 2013 году при поддерж­ке исполняющего полномочия главы города Зинура Гимальтдинова – собственную административную ячейку – отделение самбо при Детско-юношеской спортивной школе № 2. Нам выделили ставку тренера, решается вопрос еще об одной ставке. Сегодня в городе самбо занимается 100 человек, если выделят еще одну ставку – их будет 200. Многие люди, кто вдумчиво относится к воспитанию детей, понимают, что здесь перспектива. Галкин воспитывает не только спортсменов, но и людей. Раньше, когда меньше требовалось разрешений и бумаг, мы организовывали сплавы на плотах. Я выделял продукты, лесники – доски. Кроме этого, выезжали на озера, на сборы.

Что касается достижений, с соревнований краевого, федерального уровня наши ребята не приезжают без призовых мест. Видели у меня в кабинете два кубка? Один из них – за второе место в краевом турнире по самбо Петра Пимашкова, который проходил три года назад. В этот день наши самбисты выступали еще и в турнире по дзюдо, где взяли 3 место. Причем, самбо проходило на улице Мира в школе высшего спортивного мастерства, а дзюдо на острове Отдыха. И Владимир Галкин, который тоже боролся, после соревнований по самбо отвозил ребят на дзюдо, а те в машине переодевались.

Наши тренеры Владимир Галкин, Михаил Иванов, Михаил Блинов всегда участвуют в соревнованиях, и без 2–3 места никогда не возвращаются. Это редкий случай, когда тренер выступает сам, являясь действующим спортсменом. Такая практика дает ученикам большой бонус и стремление к победе.

С 2005 года мы проводим в Лесосибирске краевые турниры по самбо на призы фирмы «Импульс». Приезжают серьезные команды из Абакана, Томска, Новосибирска, Иркутской области, в прошлом году был даже спорт­смен из Москвы. Первые три турнира мы провели по спортивному самбо, а потом я взял курс на параллельное развитие боевого самбо. На последних 6 соревнованиях уже присутствовало боевое самбо. Это зрелищно, интересно, приходит огромное количество людей. И ребят стимулирует – для того, чтобы выступать в боевом самбо, надо года три «отпахать» в спортивном. В прошлом году у нас прошел уже девятый турнир. Для ребят организован хороший призовой фонд, бесплатное проживание, питание, мероприятия.

– Вы много занимаетесь меценатством, помогаете ветеранам, спортсменам, являетесь главным и единственным спонсором краевого турнира на призы фирмы «Импульс». Почему? Что приводит человека к такому решению?

– Я изначально решил помогать слабым. А слабые – это дети, старики, инвалиды. Ко мне не раз приходили и говорили: «Я борюсь с наркоманией – дай мне денег». Я спрашивал: «Как ты борешься?» Те начинали объяснять какие-то абстрактные вещи, и я не верил этим людям. Отвечал им, что тоже борюсь. У нас 100 человек посещают секцию самбо, и я уверен, что никто из этих ребят не подсядет на шприц. У них другой драйф. Жаль, что есть аферисты, которые пытаются собрать деньги и улучшить свою жизнь, а не жизнь окружающих.

С 1998 года ежемесячно помогаю ветеранской организации города. Считаю, что люди этого поколения сделали очень много для нас. Это мой моральный долг – помочь им. Вношу свой вклад в проведение разных мероприятий – Дня города, татарских праздников, конкурсов среди молодежи.

– Что в своем бизнесе считаете самой большой удачей?

– То, что я создал правильную концепцию предприятия и воплотил ее в жизнь. Второе, не менее главное достижение – создание профессионального коллектива единомышленников, костяка. Многие действия в бизнесе я не совершал, пока не находил специалистов. Долго говорил с человеком и понимал: он потянет. Несомненно, две эти вещи взаимосвязаны и обоюдоодинаковые. Правильная концепция фирмы с высокой экономической эффективностью и профессиональный коллектив – две матрицы, которые хорошо наложены друг на друга.

– Ваш бизнес семейный. Расскажите немного о семье, сыновьях.

– Я сразу решил, что в мой бизнес войдет супруга Евгения и хотел влить в него детей. Старший сын Владислав окончил экономический факультет технологического института, а через год получит юридическое образование. Работает в «Импульсе» старшим товароведом, снял с меня многие вопросы, ведет практически все торги в электронной форме. Сейчас наступает «бумажная» эра, когда нужно будет меряться не кулаками и бицепсами, а бумагами и головой. Думаю, Влад к этому готов. А младший сын Глеб учится в школе, борется в секции самбо.

– Хотели ли Вы когда-нибудь уехать из нашего города?

– Никогда не хотел. Мне нравится этот город, здесь по-сибирски стабильно, достаточно хорошая экология. И я думаю, что где-то еще меня никто не ждет, и в другом месте моя судьба сложилась бы иначе.

Елена ПАНФИЛОВА


Источник:Газета "Заря Енисея"

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1120 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!