Исповедь за тюремной решёткой

24 августа 2012 - Администратор
article801.jpg

Когда оказываешься здесь и за тобой с лязгом закрываются железные двери, внушительно гремят засовы, — душа невольно содрогается. Недаром говорится, от сумы и тюрьмы… Как правило, человек, ни разу не сталкивающийся с правоохранительными органами, теряется, попадая, мягко говоря, в необычные условия.
Законопослушные граждане зачастую и не знают, что означает аббревиатура ИВС, и, наверное, это хорошо. Зато те, кто хоть раз преступал закон, знакомы с сотрудниками этого учреждения.
Здесь, как правило, очень редко сидят долго одни и те же люди, в камерах существуют уже установившиеся порядки. Изолятор временного содержания потому и называется временным: сегодня привезли, через несколько дней – вывезли, других завезли. Администрация ИВС к заключенным так и относится, как к лицам, которые только подозреваются в совершении преступления, и очень может быть, что они не останутся надолго в заключении. Но каждый из них в тесной камере, лишенный общения с родными и близкими, живет ожиданием свободы, начинает верить в приметы и находить важное в простом.

Церковная тайна исповеди охраняется законом 

Тюрьма, хоть и временная, — все равно тюрьма. Это сложный мир, где на ограниченной территории собраны вместе и заперты в камерах люди трагических судеб, разных характеров, стремлений и жизненного опыта. И порой у некоторых из них сквозь маску озлобленности и цинизма проступают следы горести и беспомощности. И им не справиться с обрушившейся бедой в одиночку.
Руководство городского отдела внутренних дел прекрасно понимает, что эти люди чувствуют острый духовный голод, что, вырываясь из среды, где невозможно быть искренними, они хотят просто поговорить и не скрывают этого. И для того, чтобы помочь этим размышлениям, этому поиску иных путей, по инициативе сотрудников полиции к «пациентам» в изолятор временного содержания в течение уже ряда лет несколько раз в месяц приходит отец Георгий – ныне настоятель Храма Апостола Андрея Первозванного Русской Православной Церкви, который по совместительству является и членом Общественного совета при МО МВД России «Лесосибирский».

Важной задачей в работе полиции является обеспечение взаимодействия подразделений Межмуниципального отдела МВД России «Лесосибирский» с общественными организациями. В рамках её реализации активные представители гражданского общества привлекаются к совместному решению вопросов обеспечения общественного правопорядка, разработке основных направлений государственной политики в области внутренних дел, укрепления законности и повышения правовой культуры сотрудников полиции, — отмечает начальник ИВС Александр Сергеевич Шмакотин.
Ведь и вправду, редко кто видит в преступнике заблудшую овцу, достойную более сострадания, чем ненависти. А без этого понимания происходит постепенная деградация «свободных жителей страны». И у одной части человеческого материала культивируются самые низменные звериные инстинкты, направленные на уничтожение наилучших качеств у другой.
Многие люди рассуждают с той позиции, что они там, в тюрьме, все такие грешники, им нужно по-другому жить, им нужно исправиться… А ведь заключенные точно такие же грешники, как и мы с вами! И порой для того, чтобы человек пришел к Богу, его нужно сломать – дать ему такие испытания, пройдя через которые, он переоценил бы свои поступки, отношение к жизни, людям.
Когда за нами с батюшкой с лязгом закрылись железные двери, сотрудник изолятора попросил выложить на стол сотовые телефоны. В следственной комнате за решеткой уже сидел молодой парень, который ждал святого отца. Перед решеткой стояли стол со стулом, за которые присел батюшка и раскрыл черный чемоданчик, который все это время был с ним.
Несколько лет назад проводился опрос среди жителей разных стран: «Какую бы вы взяли книгу, если бы вам дали пожизненное заключение?» Все как один ответили: «Библию». Да, Библию, потому что ее можно читать всю жизнь, как и положено. Священное Писание имеет глубины неизмеримые.
- В моем небольшом чемоданчике находится духовная помощь, — рассказывает отец Георгий. — Разговоры разговорами, а нужно ведь еще где-то подпитываться. Литературы в изоляторе предостаточно, но именно духовной литературы не хватает заключенным. А ведь духовная поддержка всем нужна обязательно. Если у человека нет Евангелия, я его дарю, в том числе и крестик. Некоторые очень радуются этому подарку.
В день прихода батюшки сотрудник ИВС проходит по камерам, узнавая, кто желает побеседовать со святым отцом. Редко кто отказывается от встречи.
Никаких полицейских последствий ни одна исповедь не имела. Церковная тайна исповеди сейчас охраняется законом: священник, принимающий исповедь, не может быть привлечен ни как свидетель, ни как обвиняемый (за недоносительство) к судебному расследованию.

Силу раскаяния не измерить приборами
Каждый свой день мы проживаем в суете — вечно какие-то дела, которые кажутся нам важными и неотложными, проблемы, заботы, обязательства… А попав сюда, человек, словно птица, полет которой внезапно прервали. И нет уже неотложных дел, и не важно все то, что еще вчера казалось первоочередным. Здесь только сидение, смотрение в стену, разговоры с сокамерниками… это нельзя назвать жизнью. Человек пытается чем-то заполнить дни. Начинает молиться, сначала произнося сочиненные по своему разумению молитвы в душе, потом появляется потребность в молитве настоящей, в исповеди-покаянии.
- Грех это зло,- говорит батюшка,- и человек каждый день творит это зло. Кто-то в малой дозе, кто-то в чрезмерной. Таких людей надо вразумлять. Бывали случаи, когда человек совсем преображался, как-то по-другому оценивал обстановку. Переосмысливал свою жизнь, свои поступки.
Особенно когда человек попадает в отдельную камеру, отсеченную от мира, происходит серьезный перелом его взгляда на жизнь. Это нравственный момент. Но еще есть духовный момент, когда человеку говоришь о смысле жизни и спрашиваешь: «А дальше-то что»? «Дальше-то что от тебя требуется?» Ведь смысл жизни не только в том, чтобы дерево посадить и дом построить.
Потихоньку, помаленьку провожу с ними сжатый цикл бесед. В одну беседу за несколько минут приходится уместить рассказ о том, откуда изначально произошел человек, зачем он появился на земле. Каков смысл его существования. И собеседник на глазах меняется, начинает осознавать, что все то, чем он жил – это ничто. Что та жизнь, которую он прожил – пуста.
Конечно, есть и те, которых называют «неисправимыми». В беседе они прерывают, не слушают, грубят. Но главное одно: у всех есть тяга побеседовать со священнослужителем. Это уже хорошо.
Безусловно, нет таких приборов, которыми можно измерить глубину и силу раскаяния. Кто может взять на себя ответственность сказать: «Этот преступник так раскаялся, что его следует отпустить?» То, что происходит в душах преступников, может знать лишь он сам да Господь Бог.
- Хорошо запомнил одного заключенного,- вспоминая, улыбается батюшка.- У него была четвертая или пятая ходка. Мы с ним поговорили. Духовно он уже был начитанный. Знал много. Попросил, чтобы я привез ему литературу. Но в очередной мой приход в изоляторе его уже не оказалось — перевели в Енисейск. Посылка с книгами, которую я ему отправил, вернулась назад и года два лежала у меня дома. А однажды прихожу в ИВС, а он опять там. Успел освободиться и опять что-то натворить. Так и вышло, что передал ему посылку лично.
К сожалению, далеко не все исправляются, возможно, многие становятся еще хуже. Но некоторые действительно раскаиваются и меняют жизнь. Вспоминал батюшка и случай, как каждый день приходил в храм с молитвой мужчина, жена которого сидела в ИВС, где батюшке пришлось с ней встретиться . Какое было счастье, когда ее освободили.
- Так бывает, поговоришь с заключенным, а судьба его разрешается в лучшую сторону. Встречаешь потом его на свободе. Начинаешь разговаривать. И он благодарит за беседу, которая в чем-то изменила его жизнь.
Отец Георгий поделился и своей задумкой:
- Когда в изоляторе будут делать ремонт, хотим попросить отделить специальную комнату, где можно будет проводить крещение заключенных.

Сажают не «за что», а «для чего»
Несколько месяцев назад отец Георгий освятил изолятор. Этому событию руководство и сотрудники отдела внутренних дел придают высокое духовно-нравственное значение.
- Мы надеемся, что все это изменит к лучшему жизнь попадающих сюда людей, изменит их мысли и стремления,- объясняет Александр Шмакоткин, начальник ИВС.- Для них после встречи со святым отцом и мир начинает сиять совсем другими красками. Многие начинают осознавать свою вину, до многих доходит, что они натворили. А после прихода батюшки в ИВС весь оставшийся день стоит тишина.
Нередко настоятель храма проводит беседы и с самими полицейскими.
- В этой работе приходится каждый день сталкиваться с самыми низменными сторонами личности человека. Долго общаясь с такими людьми, полицейский сам нуждается в духовной реабилитации, обновлении своих внутренних сил. Представители Русской Православной Церкви рады помочь в этом, передать свой духовный опыт, чтобы полицейские несли службу достойно и честно, мужественно продолевая трудности,- подчеркнул отец Георгий.
Для Церкви нет безнадежно падших, нет неисправимых. Возможно, это люди, которых в прошлой вольной жизни не коснулись слова о добре и правде, о грехе и святости, о любви и красоте человеческих отношений. Они ходили среди нас, жили в наших домах, учились с нашими детьми в школе, а может быть, мы их учили или работали рядом с ними, и они иногда заходили и в православные храмы.
А теперь все они, лежа на тюремных нарах, прохаживаясь по холодному полу камеры, думают о своей прошлой жизни, мучительно размышляют об ожидающем их будущем. Арест, тюрьма прервали их бездумный бег по жизни, остановили их.
Парень, который первым в этот день встречался со святым отцом, потирая лоб, о чем-то долго ему рассказывал. Мы наблюдали за их беседой со стороны и не знали, была ли это исповедь или просто рассказ о своей жизни, но сердце невольно сжималось, наблюдая за возможным преступником и священником, между которыми стоит железная решетка, но, возможно, для первого, это единственный человек, которому он впервые рассказывает все о своей жизни.
Наши тюрьмы, наши лагеря, наши заключенные всегда остаются с нами как наши кровоточащие и гноящиеся раны. Иногда приходит мысль, что в тюрьму сажают не «за что», а «для чего» — бог стучится в сердце человека и милостями, и наказаниями. Каким бы ни был человек, каким бы ни был он преступником, у него есть сердце, есть душа, которая мучается.

Ксения Заостровцева

 


Источник:Газета "Заря Енисея"

Похожие статьи:

НовостиЖенщина в погонах на защите детства

НовостиМолодые и талантливые

НовостиКогда мы вместе, нам легче преодолеть невзгоды

НовостиУспешная практика семейной жизни

НовостиКачество жизни со стопроцентным улучшением

Теги: социум
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1116 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!