Медальон из Карелии с пометкой «Моклоково»

22 августа 2014 - Администратор
article2031.jpg

Как правило, все записи наносились на бланк медальона чернильным карандашом. К сожалению, со временем они стираются. Часть надписей удается восстановить с помощью специальной компьютерной программы. Но для того, чтобы восстановить вкладыш полностью, необходимо привлечь к этой работе специалистов в области оптико-математического моделирования

Это было не случайно, что бандероль с медальоном пришла в редакцию 18 июля. Именно в этот день ровно 70 лет назад был убит солдат, имя которого десятилетиями хранила земля Карелии.

ИНФОРМАЦИЯ ОТ ПОИСКОВОГО ОТРЯДА КАРЕЛИИ:

При раскопках на месте боевых действий был найден медальон, принадлежавший Савченко Павлу Леонтьевичу, 1897 года рождения. Он погиб 18 июля 1944 года, служил в 289-й стрелковой дивизии, освобождавшей Поросозеро, стрелок. Занесен в Книгу памяти Красноярского края. Строки из медальона, которые удалось прочитать: «Красноярского, Енисейскаго, Моклоковска, Жонка Савченкова …рвара Игнатьевна, Красноярского, Енисейского, Моклоковского, Моклоково». Поисковики ищут родственников погибшего участника боев, хотят передать им найденный медальон.
Месяцы молчания

Такое объявление несколько месяцев назад появилось в одной из енисейских групп популярной социальной сети. Тот факт, что информация о найденном медальоне удалялась модераторами большинства других сообществ, участников поискового отряда поверг в шок. Просьбы о помощи в поисках родственников в нашем городе игнорировались не только на сайтах, об этом нам рассказала администратор сайта «Забытый полк» Татьяна Ефимова из Санкт-Петербурга:

– Мы помогаем поисковикам, «работающим в поле», искать родственников опознанных бойцов. Но поиски родных Савченко затянулись надолго. Самое обидное, что это большая редкость – опознанный боец. Из сотен опознают лишь единицы! Можно попытаться через местные архивы выяснить судьбу его семьи. Через домовые книги, через ЗАГС, полицию. Ведь где-то должны быть сведения, куда они делись? Переехали?

Переписка с Татьяной стала для нас толчком к поискам родных павшего бойца. Одних лишь объявлений было уже недостаточно. Мы обратились с просьбой о помощи в Лесосибирский городской отдел внутренних дел, а именно к пресс-секретарю Евгении Евсеевой. Она смогла задействовать свои ресурсы и дала нам ряд подсказок, благодаря которым продолжилась дальнейшая работа.

Мы попытались достучаться до ряда организаций, которые могли дать зацепки. Если честно, отозвались не все. Но, к счастью, были те, кто посчитал своим долгом принять участие в поисках. Так, отцом Львом, священнослужителем Крестовоздвиженского собора, был поднят церковный архив, военным комиссариатом Лесосибирска были запрошены данные о Савченко в архив отдела военного комиссариата Красноярского края по г.Енисейску и Енисейскому району. Прежде всего хочется выразить огромную благодарность за помощь начальнику отделения отдела военного комиссариата по Лесосибирску Василию Николаевичу Стародубцеву, который найти родных погибшего 70 лет назад солдата посчитал своим долгом. Благодаря каждому, чье сердце не оказалось черствым, наши поиски оказались не напрасными.

Поисковая работа – завещание отца

Работа в болотистом лесу, порой по пояс в мутной воде, когда буквально нет спасения от мух и мошкары, – это и есть работа поискового отряда. Но жалеть о таком труде здесь не станет никто.

И вправду, очень многое в их деле остается за кадром. Торжественное захоронение найденных воинов, зал­пы салюта, цветы… А в тени всего этого – невероятно тяжелая черновая работа от раскопок местности до кропотливых поисков в архивах. Реализм поисковых работ требует очень крепких нервов. Этот реализм не по рассказам знаком школьникам поселка Поросозеро республики Карелия.

Их руководитель – хирург Валерий Анатольевич Кухарь. Здесь, в Карелии, где группа уже несколько лет ведет раскопки, в партизанском отряде воевал его отец. На войне он выжил. Только многие его сослуживцы, с которыми он шел каждый день на смерть, так и остались лежать в лесах и болотах неизвестными. Он завещал своему сыну похоронить с почестями тех, кто пал, сражаясь за родину на землях Карелии.

И в самом деле война в этих местах оставила незажившие до настоящего времени раны – километры осыпавшихся, но еще заметных на местности окопов, блиндажей и воронок. А еще – множество погибших, но не похороненных солдат.

– Очень много солдат в районе Поросозеро гибло в 1939, 1941 и 1944 годах, – рассказывает в нашей беседе Ольга Федоровна Хорт – руководитель школьного музея «Поросозерская летопись». – Это был район лесозаготовок. Здесь в лесах до сих пор находят много могил.

Разве может так быть, что солдат не вернулся домой живым или мертвым? Он, кого любили и ждали, не веря похоронкам, десятилетиями врастал в землю, тонул в непроходимых болотах.

Осенью 2012 года во время поисковых работ были обнаружены останки четырех солдат РККА.

– Они погибли в районе финского хутора Хингерваара в начале июля 1944 года, – пишет Валерий Кухарь. – Один из них – офицер, судя по обрывку шерстяного погона. Солдаты не были захоронены после боя, а сложены похоронной командой в стрелковую ячейку.

Спустя год, 10 ноября 2013 года, был найден медальон одного из этих погибших. Он принадлежал Павлу Савченко.

«Поздороваться со смертью»

Сегодня, пожалуй, многие и не представляют что это такое – медальон. Небольшая эбонитовая капсула, в полости которой находятся данные о бойце – знак, позволяющий быстро опознавать убитых и раненых в боевых условиях. В «смертный медальон», именно так называли его, вкладывался специальный бланк в двух экземплярах, где указывалось имя, отчество, место и дата рож­дения, занимаемая должность того, кто будет носить его на груди.

В случае гибели военнослужащего один экземпляр вкладыша изымался похоронной командой и сдавался в штаб части. Второй – оставался в медальоне при погибшем. Видимо, так и было в случае с нашим земляком Павлом Леонтьевичем, в капсуле был найден лишь один бланк. Но реально, в условиях боевых действий, это требование практически не выполнялось, медальон изымался целиком.

Подобная находка – действительно редкость. Причин, объясняющих их отсутствие, несколько, от использования медальона военнослужащим совершенно в других целях, например, приспособление его под мундштук или пенал для рыболовных крючков, до суеверия. Говорили, что заполнить медальон означало «поздороваться со смертью», перестать верить в то, что выживешь. Но главная причина: подавляющему числу военнослужащих медальоны не были выданы.

С каждым годом поднятые из-под земли данные прочитываются все сложнее, объясняют участники поискового отряда. Записки рассыпаются прямо на глазах, даже если оказываются заполненными. Поэтому чаще всего медальоны открывают в воде, так как содержимое в них влажное. Бумажку выбивают из «пенала», опускают в воду и раскручивают осторожно иголками на лист бумаги.

Бывают и пустые медальоны. Обычно только два из десяти смертных капсул, найденных рядом с останками убитых советских солдат, хранят информацию о своих владельцах. Именно поэтому, как уверяют участники поисковой группы, найденный медальон Павла Леонтьевича – огромная редкость.

– Останки Савченко были захоронены 8 мая 2012 года в 8 км от Поросозера в братской могиле, – рассказывает руководитель школьного музея. – Сейчас там находятся останки 38 человек. В ближайшее время пройдет дозахоронение других останков. Мы надеемся, что медальон Савченко, вернется к родным Павла Леонтьевича, как когда-то не смог это сделать убитый солдат.

Каждый год сотни, а то и тысячи пропавших без вести солдат поднимаются из-под земли, из воронок, из стрелковых ячеек и просто с полей, где они упали в последней атаке. Но если учесть, что советских солдат, пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, числится пять–шесть миллионов и прибавить к этой цифре еще пять–шесть миллионов солдат, которых не удалось достойно похоронить, то получится, что поисковикам предстоит работать, как минимум, еще лет 200.

Ксения ЗАОСТРОВЦЕВА


Источник:Газета "Заря Енисея"

Рейтинг: 0 Голосов: 0 891 просмотр

Нет комментариев. Ваш будет первым!