Не потерять преемственную связь

20 мая 2014 - Администратор
article1659.jpg

Павел Тимук с кадетом Дмитрием Яньшиным

Материал с Павлом Тимуком я хотела сделать давно. Интересовала его служба в Афганистане, боевые действия, подвиги бойцов. Но при встрече оказалось, что настоящая гражданская жизнь, его работа в кадетском корпусе не менее интересны и содержательны фактами, событиями, мыслями, переживаниями. Немного об Афганистане и о сегодняшнем дне в интервью с директором кадетского корпуса имени А.Б. Йордана Павлом Федоровичем Тимуком.

Павел Тимук. Родился в Лесосибирске. По окончании школы № 4 обучался на сварщика в профессиональном училище № 14. Проходил воинскую службу в Афганистане, где был ранен и демобилизован. Вернувшись, окончил педагогический колледж в Енисейске. Работал в школе учителем черчения и рисования, художником- оформителем. В 90-е годы пробовал себя в предпринимательстве. В 2000 году в городе открылся Кадетский корпус, а в 2002 году в него пришел работать воспитателем Павел Тимук.

– Павел Федорович, в вашей жизни, помимо других событий, был Афганистан. Когда вы были призваны на службу? Что в ней стало памятным?

– Меня призвали в 1984 году. Как и многие призывники, я не знал, что попаду в Афганистан. Только когда нас распределили в учебную часть, уже складывались догадки, где мы будем служить. «Учебка» в Фергане 6 месяцев, потом служба в батальоне № 3, 357-го полка. Специальность у нас была разведчик-гранатометчик. Нашему подразделению нужно было выполнять задачи по сбору информации, выходить в рейды, отслеживать передвижение групп, бандформирований. И только при обнаружении нам приходилось применять оружие. За те полгода, которые довелось быть в Афганистане, я участвовал в нескольких рейдах. Но при мне только один человек из нашего батальона получил ранение. Я стал вторым.

Сказать по правде, это был малозначительный период в моей жизни – не по событиям, события, конечно, были значимыми, а по тому, как я это воспринимал. Юность – странная пора в плане осознания того, что с тобой происходит, и там, на службе, мы были в полусознательном состоянии. И то, что сейчас показывают про Афганистан в кино, по большей части – сказка, это подтвердит любой, кто там был.

– «9-я рота» Бондарчука – это сказка?

– Не скажу, что сказка, но кино – это точно. Было по-другому, может быть, даже страшнее, чем в кино. Кино только показывает картинку, но не передает внутреннего состояния человека. Состояние страха, тяжелое психологическое состояние неопределенности, что с тобой будет. Была полная закрытость информации, зачем это нужно молодым людям. И семья этого дать не могла. Поэтому присутствовала полусознательная неопределенность. И только сейчас приходит некоторое осознание, как и во имя чего это складывалось.

– Но ведь решение прийти в кадетский корпус, наверняка, связано с теми событиями?

– Прошлое всегда является основанием для будущего. Тем более, уже в зрелом возрасте у меня случились события, которые изменили мою внутреннюю жизнь, произошла переоценка ценностей. Я пришел к той вере, что все-таки существует какая-то другая жизнь, кроме той, что здесь. Есть цель и смысл, о которых я пока не знаю.

– Вы стали верующим человеком?

– Можно сказать, что да. Во всяком случае, я стремился к этому. Потому и пришел сюда. Я знал, что здесь в воспитательном процессе есть те моменты, когда можешь учиться сам и воспитывать детей в направлении традиций наших предков, исконных традиций государства, а не тех, которые нам всегда навязывали. Человек ищет там, где ему удобней – не во внешнем, а внутреннем плане. Именно так произошло со мной. В 2000 году в городе открылся кадетский корпус. Николай Терентьевич Колпаков вышел на Александра Лебедя и убедил его, что кадетский корпус городу нужен. Наш кадетский корпус стал седьмым в Красноярском крае. Как раз в эти годы я стал думать о профессии, которой обучался в колледже, о том, что можно применить из своего опыта и знаний. Тогда начинали открываться военно-патриотические клубы, мы организовывали мероприятия в рамках союза ветеранов боевых действий и клуба «Афганец». Так получилось, что я сюда пришел для того, чтобы попросить помощи участия кадет в нашем мероприятии. А через полгода принял предложение директора корпуса Сергея Борисовича Простакишина и стал воспитателем, потом старшим воспитателем, позднее – заместителем директора кадетского корпуса, исполняющим обязанности директора, недавно назначен директором кадетского корпуса.

– В чем основа кадетского воспитания?

– Выбрано именно традиционное российское кадетское воспитание, а не суворовское и нахимовское, как это было в советское время. Там тоже курсанты воспитывались на примерах мужества и героизма героев Отечества, но отсутствовало главное. Основным для возрождения кадетского движения является православная вера, религия. Это явилось причиной для воссоздания корпусов в России такими людьми, как Лебедь, генерал Бордюк, которые понимали, что без традиций исконно российских православных, воинских, невозможно достойно воспитать мальчика, будущего мужчину, воина, семьянина. Воспитать без традиций наших предков: Суворова, Кутузова, Нахимова, Петра Великого, Николая Второго. Эти традиции великих людей были сохранены, в том числе, и в кадетском образовании. Но это, еще раз говорю, воспитание религиозное православное, в котором есть определение цели человека, его смысла в жизни. Определение, кто ты есть и кем должен быть. Не так, как тебе хочется, а именно так, как нужно – из уважения к твоим предкам, родителям, к обязанностям, в конце концов, из патриотизма. Есть такое хорошее слово «патриотизм», которое каждый видит по-разному. Даль в словаре говорит, что патриотизм – это любовь к Родине, Отечеству. И с ним невозможно не согласиться. А вот что говорит об этом Александр Суворов: «Патриотизм – это когда человек имеет обязанности, а прав не имеет. У него есть одно великое право – отдать свою жизнь за Родину».

– Какие методы воспитания, образования кадет являются основополагающими?

– Традиционные методы кадетского воспитания – это четкий военизированный уклад жизнедеятельности, распорядок, устав. Помимо общеобразовательного блока, дополнительные направления – занятия творчеством, физическое воспитание. Специальная подготовка по основам военной службы, ОБЖ, психологическая подготовка по этим направлениям. И, конечно, как предмет, православная культура и уклад жизнедеятельности, основанный на православном образе жизни. Когда родители приводят к нам детей, они должны дать свое согласие на то, что их ребенок будет вести у нас православный образ жизни. Кадеты участвуют в традиционных воспитательных элементах, которые обязательны для всех: посещение уроков православной культуры, выполнение молитвы перед едой, молебен.

– Не секрет, что, кроме учебных, в корпусе разработана целая система мероприятий, направленных на воспитание личности. Можете назвать некоторые из них?

– У нас есть такое мероприятие: сплав-поход по сибирским рекам. Мы прошли все реки до Подкаменной Тунгуски, и до сих пор нам не верят, что преодолели все пороги на Вороговке. Наши ребята – победители краевого спортивного первенства по туризму. Лично мне эти сплавы очень нравятся, потому что в них есть трудности, настоящие опасности. Вода, пороги, тайга, разведение костра, приготовление пищи – сама обстановка ставит ребят в другие рамки. Человека невозможно воспитать одними словами, а когда ему предоставляешь реальную трудность, которую он должен прожить и преодолеть, тогда слова в совокупности с делом воспитывают опыт. Этот опыт в дальнейшем позволит мужчине уважать себя, приносить пользу, чем-то жертвовать во имя близких людей.

Кроме этого, у нас работает проект «Зеленый берет». Если вы знаете, в армии, в войсках специального назначения, есть понятие «краповый берет», и чтобы его получить, бойцы проходят разные испытания. «Зеленый берет» – высший отличительный символ кадетского корпуса. Его получают кадеты, которые имеют средний балл в учебе не ниже «4», проходят все предварительные нормативы, силовые комплексы упражнений, проявляют себя в туристических маршрутах. После этого им дается возможность участвовать в заключительном этапе – марш-броске с различными препятствиями. Выполнив все и дойдя до конца, кадет получает право носить зеленый берет.

– Может ли он потерять это право?

– Конечно, право носить зеленый берет подтверждается каждый год. Бывает и так, что для некоторых он становится «тяжеловат», получив этот статус, не все ребята могут его удержать. Просыпаются такие качества, как гордыня, тщеславие, человек не может с этим справиться и теряет его. Ведь и во взрослой жизни испытание успехом, славой тоже бывает. Главное при любом результате уметь оставаться самим собой. Ты можешь быть сильнее, быстрее и умнее других, можешь подтягиваться на перекладине огромное количество раз и быстрее всех решать математические задачи. Но ты не имеешь право считать себя лучше других. Это закон. Принцип взаимопомощи. Есть такая мудрость: «Кто собрал много, тот не имеет лишнего. А кто собрал мало, тот не имеет недостатка».

– Ваш корпус носит имя Алексея Йордана. Какую роль сыграл этот человек в развитии кадетских корпусов и, в частности, нашего Лесосибирского кадетского корпуса?

– Алексей Борисович Йордан – кадет, выпускник Великого князя Константина Константиновича Романова, человек высоких нравственных качеств. После революции был эмигрантом, жил в Югославии, потом во Франции. Свою первую награду, медаль Карнеги, он получил за спасение утопающей девушки. Денежная премия за этот поступок позволила ему получить образование. Он окончил экономический колледж, стал работать в банковской структуре. Алексей Борисович вместе с сыном организовал Фонд содействия кадетским корпусам. Когда Александр Лебедь начал создавать кадетские корпуса в Красноярском крае, он был у Алексея Борисовича, и тот помог материально и методически возродить корпуса в крае, чтобы не потерялась преемственная связь между теми кадетами и кадетами нашего времени. В 2002 году Алексей Борисович ушел из жизни, но он очень много сделал для развития кадетского движения в России.

– Испытываете ли вы чувство гордости за своих воспитанников?

– Да, испытываю. К примеру, взять мой первый выпуск, который состоялся в 2009 году. Максим Русаков служил в Президентском полку, Егор Сальков учится в медицинской академии, Денис Шрамко делает успехи в политической карьере. В прошлом году 9 человек из 22 поступили в высшие военные училища. Все ребята спорт­смены, учились на хорошем уровне. Настоящие кадеты в плане товарищеских отношений. У нас в корпусе есть заповеди товарищества, которые в 1913 году составил Великий князь Константин Романов. 12 заповедей – это не лозунги, а руководство к действию. «Товариществом называются добрые взаимные отношения вместе живущих или работающих людей, основанные на доверии и самопожертвовании», – написано в заповедях. Много здесь и о чести: «Честь непреклонна, бесчестное во имя товарищества остается бесчестным». Когда дети сталкиваются с таким питанием для своих душ, зерно, прорастая, приносит хороший плод. И это подтверждают многие наши выпускники, за которых мы радуемся и, конечно, гордимся ими.

– Павел Федорович, в начале нашей беседы вы сказали, что пришли сюда, чтобы получить знания, развитие. Получаете ли вы его вместе с кадетами?

– Несомненно. Человек непрестанно развивается. И чем больше он узнает, тем чаще понимает, что ничего не знает. Всегда видишь, что дети впереди тебя, умнее, лучше. Это происходит, наверное, потому что они не обременены какими-то сомнениями, которые дает опыт. Наш опыт, сын ошибок трудных, вроде бы должен помочь, а он ненужным грузом мешает двигаться вперед. И когда учитель с 30-летним стажем говорит: «Я лучше знаю!», не стоит ему верить. Те условия, в которых наши дети растут, позволяют им намного быстрее развиваться. А нам приходится за ними успевать.

Елена ПАНФИЛОВА

 

Источник:Газета "Заря Енисея"

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1007 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!