Рейд по «нехорошим» квартирам

16 августа 2013 - Администратор
article1120.jpg

Он постучал в первую дверь. Наверное, это был знак вежливости – сразу за дверью располагалась кухня, своего рода холл и три двери, ведущие в комнаты жильцов. После того, как участковый открыл дверь, он еле увернулся от падающего наличника. Видимо, здешние жильцы привыкли к этому. Из кухни донесся неприятный запах. Мы прошли вглубь квартиры. Одной из женщин, к которой в этот день мы хотели попасть, дома не оказалось. Стук в соседнюю дверь разбудил ее жильца — из-за дери нехотя выглянул мужчина со слипшимися волосами и безразличным взглядом. Возможно, его вид оказал бы большее впечатление на гостей, но запах, который вырвался из открывшейся комнаты, оказал большее воздействие. Находиться долго в этом помещении было трудно: кто-то прикрывал нос платком, кто-то поспешил удалиться. Было видно, как в глубине его небольшой комнаты из-под одеяла выбирается женщина.
Представители церкви «Примирения» Дмитрий Вербицкий и пастор Валерий Викентьев бывают в подобных местах не редко. Их вряд ли можно испугать подобным. Они пришли, чтобы поговорить с этими людьми: пригласить прийти в церковь, предложить попытаться изменить свою жизнь. Здесь, в этой атмосфере, люди, несущие слово Бога, кажутся единственной надеждой на спасение.
К сожалению, многие до сих пор не понимают, что алкоголизм, как и любая страсть, — это заболевание не просто соматическое и даже не психосоматическое, но прежде всего, духовное. И покаяние – самый действенный шаг в преодолении этого порока. Но ведь представители церкви не могут схватить алкоголика и привести в храм насильно. Они стучатся в эти двери молитвой. И это очень сильная помощь.
Мы вышли на свежий воздух, а они остались. Позже Дмитрий расскажет, что мужчина пообещал прийти в церковь, что он хочет пройти реабилитацию. Произойдет ли это?
Оказывается, в подобных рейдах «Примирение» участвует два месяца, благодаря чему двое алкозависимых мужчин уже пришли в церковь и проходят сейчас курс реабилитации. Один из них находится в Минусинске, другой лежит в городской больнице. За помощь в его лечении представители церкви благодарны главному врачу Николаю Плиговке и медперсоналу, который ухаживает за пациентом. В последующем, с согласия мужчины, он будет направлен в реабилитационный центр.
- Он сам это должен решить, — поясняет Дмитрий. — Ни родственники, ни знакомые, а именно он сам. Вход в реабилитационный центр открыт всегда, как и выход. Там никого не держат.
Пока мы ожидали Валерия и Дмитрия, Гайся Ахматсафаевич рассказал, что в этом общежитии в целях рейда можно заходить почти в каждую квартиру, не ошибешься. А в целом по городу «на счету» у участковых 64 алкозависимых. Но в том, что число анонимных алкоголиков превышает три сотни, участковый не сомневается.
Вскоре снова раздался грохот падающего наличника – на площадке появились наши спутники, и мы спустились этажом ниже.
За следующей дверью нас ждало новое пугающее знакомство. Чтобы почувствовать запах, который доносился из комнаты, в дверь которой постучал участковый, достаточно было стоять на лестничной клетке – от «аромата» щипало глаза: грязь, перегар, гниль и еще что-то такое, о чем и думать не хочется. В этой комнате, посреди грязи, мусора и пыли живет небольшой серенький человек. Испуганный, затуманенный взгляд, остановившийся на одной точке. Словно загнанный зверек, он отвечал на бессмысленные для него вопросы, а в руках держал старенькую дубленку. Зачем она ему в разгар лета, угадать трудно. Да это далеко не самая большая загадка, которая возникала перед нами.
Мы словно в музее всему удивлялись: округляли глаза, показывали на стены, поражались страшной запущенности. Человек постоянно оправдывался, словно мы застукали его в прогрызенной норе за плинтусом.
Пол, мягко говоря, был грязным, вокруг пачканное, полусгнившее тряпье и мусор. На облезлых стенах какие-то древние календари, а между ними плакат с изображением иконы. В углу комнаты – матрац, а на нем извазюканые бурой субстанцией простыни – спальное место алкоголика. На внутренней стороне двери болтаются коконы насекомых, а среди них уместился затертый портрет Высоцкого.
Такое ощущение, что последняя уборка в этом жилище проводилась еще при советской власти: через грязные окна с трудом можно разглядеть проезжающие машины.
В первую очередь думаешь, а как же соседи? Такое существование сравнимо с жизнью на пороховой бочке: стоит соседям-алкоголикам однажды напиться, в таком состоянии закурить в постели – и спасти их вряд ли успеют, а вместе с ними опасность будет грозить всем жильцам.
А этот запах, зараза, грязь, живность!
- Здесь даже белье нормально не высушить – все пропахивает,- жалуется одна из соседок.
После общения с новым знакомым Дмитрий нам рассказал, что ко всему прочему этот человек потерял паспорт:
- Мы к нему обязательно вернемся, поможем с восстановлением документов, оформлением пенсии. И воспользуемся этой ситуацией – попытаемся с ним пообщаться, потому что подобным людям порой нужен просто толчок, чтобы изменить свою жизнь.
В другом доме жильцов мы не застали. Соседка с верхней лестничной клетки заглянула через перила:
- Они уже давно здесь не появлялись, а квартира открыта, можете заглянуть. Кто здесь только не ночует: и алкоголики, и наркоманы, а мы боимся мимо ходить.
Участковый пообещал разобраться с непростой квартирой.
Следующий наш пункт – недавно заселенный дом, где сотрудники полиции появляются с пугающей регулярностью часто. Здесь живут переселенцы из ветхого жилья.
- В этих домах можно обойти в целях рейда 30% квартир. Видите, ни один домофон уже не работает.
Дверь, к которой мы поднялись, вызвала у всех недоумение: она была не просто мятой – глазок, располагающийся внизу, свидетельствовал о том, что дверное полотно стояло вверх ногами. Оказывается, это дело рук сожителя, которого в пьяном состоянии не пускают в квартиру. Жильцов снова не оказалось дома. И мы выдвинулись дальше.
В этот день мы обошли больше десятка квартир. Впечатлений хватило надолго. Страшно представить, что в некоторых из этих «нехороших» квартир растут дети.
Наш рейд завершился около церкви «Примирение», которая не так давно появилась в 9 микрорайоне за зданием суда. В эти минуты здесь завершалась служба, а мы все делились впечатлениями о поездке.
- Мы понимаем, что эти люди очень нуждаются в помощи, духовной, молитвенной поддержке, — поясняет Валерий. — Наша основная цель как служителей рассказать им, что есть выход и не так уж все безнадежно в их жизни.
Вряд ли можно утверждать, что все эти семьи похожи одна на другую. У каждой из них своя жизненная история. И неблагополучие тоже свое. Только похожи они тем, что счастье свое ищут на дне бутылки, а потом уходят в запой – это почти как на разведку в тыл врага. Потому что можно и не вернуться.
Пустой холодильник, неубранный, неуютный дом, в котором так часто собираются странные гости… Но ведь это, как правило, и единственная модель семейных отношений, которую знают дети, живущие в таких семьях, и, вырастая, они копируют судьбу собственных мам, даже не подозревая, что может быть по-другому.

Ксения ЗАОСТРОВЦЕВА

 


Источник:Газета "Заря Енисея"

Похожие статьи:

НовостиКачество жизни со стопроцентным улучшением

НовостиУспешная практика семейной жизни

НовостиМолодые и талантливые

НовостиЖенщина в погонах на защите детства

НовостиКогда мы вместе, нам легче преодолеть невзгоды

Теги: социум
Рейтинг: 0 Голосов: 0 3086 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!